«Рак — это индивидуальная болезнь»


Когда врач может не только лечить, но и объяснять нам, обывателям, как все устроено, это великий подарок судьбы. О том, как вовремя диагностировать рак и с чего начать лечение, рассказывает в интервью АдВите Даниил Львович Строяковский, заведующий отделением химиотерапии Московской городской онкологической больницы № 62.

Это вернет зрение даже с нуля без операций!
8 часов назад
Невероятное открытие! Два дня делаем компресс и суставы как новые
6 часов назад

— Нам всегда говорят, что главная задача — выявить рак на ранней стадии, тогда, как говорится, все можно вылечить. Но что мне делать, чтобы не пропустить этот ранний этап?

— Это зависит от того, о каком типе рака вы говорите. Их много: опухоли различаются по локализации, биологии и течению болезни. Более того, многие виды рака не умирают, по мнению экспертов, «не имеют клинического значения». Поэтому предложение «чем раньше выявлено, тем лучше лечится» применимо не ко всем диагнозам. Например, для выявления рака поджелудочной железы на первой стадии компьютерную томографию необходимо проводить каждые полгода. Это хуже, чем искать иголку в стоге сена: нельзя каждые полгода проводить компьютерную томографию целой страны. И когда эта опухоль достигает второй стадии, пациент практически обречен.

Ситуация с раком легкого формально такая же: компьютерная томография выявляет ранние стадии – но здесь мы можем выделить группу риска. Это одна из самых распространенных форм рака, занимающая первое место в мире по количеству смертей.

— Кто входит в эту группу риска — курильщики?

— Да, в первую очередь заядлые курильщики. Но среди заболевших есть и некурящие. Они составляют не более одной шестой части заболевших, но они есть. И они не попадут в программу раннего обнаружения.

Компьютерная томография тоже не из легких. Трудно диагностировать рак, если очаг мал. С этим изменением человек может прожить всю жизнь. Это может быть гамартома, безобидное доброкачественное образование. Для верификации диагноза, то есть для подтверждения опухоли, необходима операция или крайне сложные пункции. низкодозовая компьютерная томография (LDCT) пытается выявить тех, кто подвергается наибольшему риску. Этот метод, вероятно, приведет к значительному снижению смертности. Но на этом пути много подводных камней, много технических сложностей.

Колоректальный рак также угрожает большому количеству людей. Существует прямая связь между полипом и раком — полип может перерасти в рак. Если колоноскопию провести в определенном возрасте, полипы могут быть удалены, и рак не разовьется. Но и здесь охват не будет полным. В настоящее время этот вид рака чаще поражает очень молодых людей, как 35, так и 30 лет, и даже 25 лет. Колоноскопию в этом возрасте обычно не делают. Можем ли мы охватить универсальной колоноскопией людей от 20 лет?

Проблема в том, что колоноскопия не может выявить все виды рака, например, опухоль в правой части толстой кишки часто возникает не из полипов, а из самой толстой кишки. Я несколько раз видел пациентов с четвертой стадией, которым всего шесть месяцев назад сделали колоноскопию.

— Но есть и виды заболеваний, которые легко обнаружить — например, рак щитовидной железы покажет любое УЗИ.

— Это была бы другая проблема. Учти это. В 1970 году от него умерло пять процентов населения США. В 2010 году количество выявленных онкологических заболеваний увеличилось в пять раз, но уровень смертности не изменился, умерло столько же людей, сколько и в 1970 году. Дело в том, что в 1970-х не было УЗИ, и пациенты просто не знали, что они больны. И рак щитовидной железы очень медленный, и у большинства есть относительно мягкая, вялая опухоль. Поэтому многие пациенты просто не доживают до стадии, когда становится небезопасно. В настоящее время, с ростом числа случаев диагностики и лечения этого вида рака, лечение проходят все, независимо от реального риска, даже когда нет необходимости в лечении. И ничего хорошего в этом нет.

То же самое касается рака молочной железы, скрининговой маммографии. За 30 лет с 1980 года, по американским данным, было изъято более миллиона женщин.

Не стоит? Не проблема! Вот что нужно! Каждый раз перед этим
7 часов назад
Избавиться от возрастного жира очень просто. Вот что я делала
10 часов назад

— Вы все время приводите примеры из разных стран. Но раковые клетки везде одинаковы, верно? Возможно, нет?

— Да и нет. Есть типы болезней, которые различаются от страны к стране — это связано с генетикой, культурой питания и многими другими причинами. В Японии, например, рак желудка встречается гораздо чаще, чем в Европе, поэтому массовая гастроскопия распространена и выявляется на ранней стадии. В Европе это не имеет смысла: рак желудка протекает по-другому, и гастроскопия может ничего не показать до четвертой стадии. Название болезни одинаковое, но на самом деле это разные болезни в Японии и Европе.

— То есть нет никакой ранней диагностики, которую можно было бы поставить и провести массовый скрининг всех на всякий случай?

— Настоящая диагностика начинается тогда, когда рак уже обнаружен и необходимо определить его стадию, т.е. определить, дал ли он метастазы. С другой стороны, скрининговые тесты предназначены для здоровых людей, чтобы попытаться выявить пациентов с ранними стадиями рака, которые поддаются лечению. Но, к сожалению, этот метод существует пока только для нескольких диагнозов. Например, в случае рака шейки матки. Если ввести полноценные прививки от вируса папилломы человека, рак шейки матки просто исчезнет. Ну, 95% исчезают, 5% рака шейки матки не связаны с вирусом. Широко распространенная вакцинация намного эффективнее, чем массовый скрининг с тестами и исследованиями. Моей старшей дочери 22 года, она была привита от ВПЧ в 12 лет. Пусть у нее никогда не будет рака шейки матки. Не только это, но и рак анального канала и плоскоклеточный рак головы и шеи — все эти случаи связаны с вирусом папилломы человека.

Другое дело, когда уже есть подозрение на рак молочной железы. Если женщина обнаружила опухоль и обратилась к врачу, ей следует без промедления пройти обследование, быстро уточнить стадию заболевания, определить его биологический тип и рассчитать схему лечения. Вот тут-то и кроется главная проблема: как максимально быстро, прозрачно и компетентно открыть «зеленую» улицу онкобольным. Эту проблему следует решать административными методами, создавая специализированные онкологические центры в составе многопрофильных республиканских, федеральных или (в крупных городах) муниципальных центров. Пациенты доберутся туда относительно быстро — в течение двух недель или месяца. Для большинства опухолей даже месяц не очень большой срок (самые тяжелые случаи я, конечно, не приемлю).

Проблема, однако, в том, что рак — это индивидуальное заболевание. Чтобы лечить конкретного человека, нужно слишком много знать и понимать: какая стадия, какая гистология, каково состояние пациента, с чего начать – с операции, лучевой терапии или химиотерапии, чтобы минимизировать осложнения и риски.

— Когда человек понимает, что он болен, он начинает искать информацию. И часто находят в Интернете сомнительные рекомендации по лечению. Какие из них чаще встречаются у врачей?

— Есть много шарлатанов, которые паразитируют на надеждах и страхах людей. Помимо чудодейственных средств, пациентам обещают чудодейственные средства в Израиле, Германии. «Только там вы можете спасти себя или своих близких, мы вас туда отправим» — не бесплатно, конечно. Как вы можете быть уверены, что местные специалисты не знают, что они делают? Откуда взялась мысль, что в других странах работают только кристально чистые люди, не способные на мошенничество? Можно подумать, что, пройдясь по Святой земле, человек сразу исцелится. Это нонсенс. Медицинские туристы представляются денежными коровами, из которых нужно высосать все деньги и даже лекарства продать за поездку, потому что, как говорится, «в России все фальшивое, фальшивое»! Что на самом деле не соответствует действительности. В таком положении дел виновата наша неуверенность в себе и самоуничижение.

— Значит, не все так плохо с лечением в России?

— Проблемы, конечно, есть, но это общечеловеческие проблемы. Доступ к адекватному и беззаботному лечению рака затруднен повсеместно. Возьмем Великобританию, страну, где обосновались наши олигархи. Рандомизированное исследование TNT было проведено при тройном негативном раке молочной железы (наиболее агрессивной форме рака молочной железы). Это терапия первой линии при метастатическом раке молочной железы, и британцы сравнивают эффективность доцетаксела и карбоплатина. Ожидаемая продолжительность жизни женщины с этой формой рака в Великобритании составляет 12 месяцев. Один год! В любом российском Мухосранске по той же патологии цифры лучше: принятые в России варианты терапии дают около полутора-двух лет. Конечно, наша система здравоохранения не идеальна. Но не все то золото, что блестит.

— Есть мнение, что лечение возможно только в столице. Это действительно так?

— Не только в Москве и Санкт-Петербурге, во многих крупных городах есть отличные врачи, современное оборудование, они отлично лечат и стараются максимально помочь больным. Но, конечно, непрофессионалов хватает везде. Непрофессионализм — главный источник зла! А когда такого человека назначат главой онкологической службы, жди беды. Но в итоге система работает, работает даже при отсутствии лекарств. Конечно, он может и должен работать лучше.

Я считаю, что наша страна достаточно богата, чтобы обеспечить лечением и лекарствами всех больных раком. Особенно, если в ситечке нет воды. В нашей больнице (Московская городская онкологическая больница № 62) пациентам крайне редко приходится покупать лекарства самостоятельно. Мы слишком мало работаем со специализированными благотворительными фондами, их слишком мало. Пока с лекарственным обеспечением в Москве все в порядке, и мы надеемся, что хуже не будет. Не хватает только самых дорогих иммуноонкологических препаратов.

— Онкология в настоящее время является динамично развивающейся областью медицины. Как обстоят дела с образованием врачей?

— Сегодня образование в этой области хромает. В нашей области медицины нет давления, столько дел, что каждый найдет что-то для себя, особенно талантливый и энергичный человек. Бывает, однако, что честолюбие не подкрепляется достаточными знаниями, а желание быть полезным не бросается в глаза. Такого врача сразу узнают коллеги. И он не должен удивляться, когда перед ним закрывается дверь. В нашей отрасли невозможно пропустить годы напряженной работы: опыт нарабатывается многолетней практикой, и через руки врача приходится пройти многим пациентам. Конечно, усилия и самоотверженность, требуемые нашей профессией, не могут требоваться от всех. Но мир в медицине не стоит на месте, можно пойти в фармакологию, бизнес, возможностей много. Онкология требует целостного человека, требует страсти и бесстрашия. Сложно сразу начинать свое приключение с онкологией. Возможно, чтобы стать онкологом-химиотерапевтом, нужно пройти гематологию, а хорошим онкохирургом можно стать после общей хирургии. И только потом, через пять лет работы, начинаешь бороться с раком.

Аптеки скрывают забытое средство, усиливающие зрение в 14 раз!
7 часов назад
Мне 45, а выгляжу моложе дочери! Запишите мой простой рецепт
6 часов назад

Читайте также